spiryagin.ru

Categories:

Направил Ивану Пивкину запрос о "виртуальной дороге" за миллиард рублей, которую никто не ищет

ЖУРНАЛИСТСКИЙ ЗАПРОС

№ 1 от 27 сентября 2021 г. 

Министр дорожного строительства 

Самарской области 

Пивкин И.И.

Россия, 443068, г. Самара, ул. Скляренко, 20

E-mail: mintrans@samregion.ru smi@samregion.ru

Департамент информационной политики Администрации Губернатора Самарской области

Руководитель: Летичевская Елена Викторовна

e-mail: smi@samregion.ru

Россия, 443006, г. Самара, Молодогвардейская, 210

Уважаемый Иван Иванович,

В рамках журналистского расследования в Минтранс Самарской области направлены журналистские запросы, которые касаются хищения более миллиарда рублей бюджетных и кредитных средств в ходе строительства Кировского мостового перехода. Полученные мной официальные ответы обходят суть заданных вопросов. Поэтому я повторно сформулирую их.  

Прошу Вас дать ответ лично, так как все обстоятельства знаете только Вы. Миллиард рублей – достаточно крупная сумма, возврату которой может уделить внимание даже руководитель Минтранса СО. Возврат в бюджет этих денег позволит хотя бы частично устранить две тысячи годами игнорируемых жалоб жителей Самарской области на состояние дорог на «карте убитых дорог» ОНФ. 

Также я выражаю надежду, что поднятые в запросе темы будут изучены экспертами, которые дорабатывают антикоррупционные регламенты Минтранса СО в соответствии с требованиями Национального плана противодействия коррупции

Контекст запроса 

ЗАО «Волгоспецстрой» было генподрядчиком строительства Кировского мостового перехода (2006 – 2018 г., плановый срок сдачи – 2009 г.). Причиной многократных срывов сроков сдачи в эксплуатацию называлась задержка федерального финансирования. В 2014 г. часть недостроенного моста была «сдана» в рамках предвыборной кампании Н.Меркушкина, после чего 4 года длилась достройка, ремонт достроенного, банкротство генподрядчика ЗАО «Волгоспецстрой», уголовное дело о мошенничестве и суды с Ростехнадзором, который требовал прекратить незаконную эксплуатацию. 

Полагаю, что Вы не могли не знать о предбанкротном состоянии ЗАО «Волгоспецстрой». При этом проблемы компании были очевидны с момента Вашего назначения в 2012 году. Из показаний сотрудников ВСС также следует, что они многократно уведомляли Вас о невозможности получения ВСС бюджетных средств в силу объективного банкротства генподрядчика. Насколько можно судить, Ваш заместитель Л. Чернова также придерживалась мнения о том, что авансировать ВСС нельзя. 

Контролирующие лица ЗАО «Волгоспецстрой» - члены семьи экс-депутата Самарской Губернской Думы Алексея Чигенева. Компания специализировалась на бюджетных подрядах, имела негативную деловую репутацию и находилась в предбанкротном состоянии (подробности в материалах арбитражных дел А55-15055/2011, А55-8286/2012, А55-27341/2012,  А55-29454/2012, А55-30741/2012, А55-31064/2012, А55-32903/2012, А55-34639/2012,  А55-34859/2012, А55-8609/2013, А55-13705/2013, А55-15278/2013, А55-20524/2013, А55-24316/2013, А55-28789/2013 и др.). В общей сложности ЗАО «Волгоспецстрой» выступало в качестве ответчика в рамках 83 арбитражных дел на 369 млн.руб. Среди кредиторов ЗАО «Волгоспецстрой» было, например, ОАО «Порт Самара» (А55-24316/2013, долг за поставку песка 32,5 млн.руб.), среди предъявивших претензии – государственные заказчики, ФАС, АСАДО, ГИСН и др. Вполне очевидно, что выдавать бюджетный аванс 80% (900 млн.руб.) такой компании вопреки воле её бенефициаров и менеджеров (запрос на аванс и банковские гарантии по утверждению сотрудников ВСС ими не предоставлялись) – ход совершенно безответственный, который привёл к совершенно ожидаемым негативным последствиям для бюджета. 

Отдельно отмечу, что из показаний сотрудников ЗАО «Волгоспецстрой» и сотрудников Минтранса СО следует, что Вы лично определяли назначение платежей, а также выбрали основного субподрядчика для завершения строительства – ООО «Самаратрансстрой». Контролирующим лицом этого подрядчика считается руководитель комитета по транспорту Самарской губернской Думы депутат Андрей Мурзов. Данная компания за время Вашей работы стала крупнейшим подрядчиком Минтранса СО, чему не помешали уголовное дело о картельном сговоре, скандал с проталкиванием этой компании на подряды Минтранса вместо итальянского подрядчика «Салини Импреджило», «колейные» проблемы Московского шоссе и др. 

Вполне очевидно, что качественное завершение строительства Кировского мостового перехода в рамках контракта с ЗАО «Волгоспецстрой» было невозможно, а проблемы в случае перечисления новых авансов – абсолютно предсказуемы. Нормальной деловой практикой Минтранса СО является расторжение контрактов с организациями, которые в дальнейшем опять беспрепятственно выигрывают конкурсы. Надо полагать, что расторжение контракта с ЗАО «Волгоспецстрой» также не было бы проблемой (примеры: контракт № 2631580052320000050, № 2631580052320000062, № 2631580052318000013, № 2631580052317000060 преемником ВСС в лице с ООО «Самаратрансстрой»). Тем не менее, с 2012 по 2014 годы контракт между ЗАО «Волгоспецстрой» Вами расторгнут не был. 

Представляется очевидным, что «накачать» ЗАО «Волгоспецстрой» заказами тоже было вполне возможно, так как чудо появления исполнителей работ на миллиарды рублей мы наблюдаем постоянно и есть все основания полагать, что Минтранс СО знает секрет этого чуда

В период избирательной кампании 2014 г. Николай Меркушкин публично поставил Вам задачу завершить строительство Кировского моста в кратчайшие сроки. Это привело к тому, что мост был незаконно введен в эксплуатацию за 4 года до официальной приёмки Ростехнадзором. Если не принимать во внимание далеко не очевидную целесообразность строительства данного моста и ещё более сомнительные причины спешки с фиктивной сдачей, то остаётся блок вопросов, которые касаются нанесённого Минтрансу СО и кредиторам ущерба. 

30.01.17 г. возбуждено уголовное дело № 201717047 по признакам ч.4 ст.159 УК РФ (мошенничество) ГСУ МВД РФ по СО. Из материалов уголовного и арбитражных дел следует, что ЗАО «Волгоспецстрой» находилось в состоянии объективного банкротства, не могло предоставить банковские гарантии и получить аванс для завершения строительства. Тем не менее, у Минтранса СО буквально из воздуха появились поддельные банковские гарантии на аномальную сумму аванса, который и был перечислен по Вашему распоряжению на счета ЗАО «Волгоспецстрой». 

Из открытых источников, интервью, материалов уголовных и арбитражных дел также следует, что арбитражным управляющим Юлией Самохваловой с баланса ВСС списано незавершенное строительство на миллиард рублей. В рамках арбитражных процессов № А55-17682/2020 Минтранс СО не пытается добиться взыскания ущерба с контролирующих лиц ООО «Волгоспецстрой». Если бы данное НПЗ на миллиард оказалось в наличии и было направлено на завершение строительства Кировского моста, а не на «виртуальную» дорогу (ведь чем еще может быть незавершенное строительство на балансе ВСС?), то и проблемы с нехваткой финансирования не должно было возникнуть. Таким образом, вполне очевидно, что в срыве сроков сдачи Кировского мостового перехода есть вина контролирующих лиц ЗАО «Волгоспецстрой», которые, вероятно, обналичили миллиард рублей вместо направления этих средств на выполнение обязательств перед заказчиками и кредиторами. 

В рамках проводимого мной журналистского расследования на основании ст. 29 Конституции РФ, ст.ст. 3 и 8 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», ст.ст. 4, 6, 8 и 18 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», ст. 47 Закона РФ «О средствах массовой информации» прошу Вас ответить на следующие вопросы:

1) Не считаете ли Вы, что в рамках данного процесса есть конфликт интересов, связанный с тем, что Вы являетесь ответчиком по делу о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц ЗАО «Волгоспецстрой»? Не этичнее ли будет на время оставить должность министра, предварительно назначив проведение независимых антикоррупционных проверок обстоятельств предоставления аванса ЗАО «Волгоспецстрой», попадания этих денег на счета ООО «Самаратрансстрой» (успехи которой СМИ связывают с Вами и А.Мурзовым), появление поддельных банковских гарантий, пассивная позиция Минтранса СО в уголовном процессе и в вопросе розыска «виртуальной дороги» на балансе компании – должника за реальный и предположительно бюджетный миллиард рублей? 

2) Какие выгоды получила Самарская область к 2021 году от ускорения сдачи Кировского мостового перехода после указания Н.Меркушкина в 2014 году? Считаете ли Вы, что потеря миллиарда рублей, сдача моста без разрешения на ввод в эксплуатацию и пр. себя оправдали и принесли выгоду? Не обошелся ли бы для бюджета дешевле вариант, при котором с ЗАО «Волгоспецстрой» был бы расторгнут контракт и строительство завершил другой подрядчик?

3) Получили ли Вы какие-либо премиальные выплаты или иные бонусы от экс-губернатора Н.Меркушкина за выполнение его указания, выразившемся в форсированной и незаконной сдаче в эксплуатацию Кировского моста? 

4) Чем, на Ваш взгляд, является незавершенное строительство на балансе ЗАО «Волгоспецстрой»? Означает ли это, что в Самарской области построена дорога за миллиард рублей, которая не принята на баланс заказчика? Или данный миллиард – это обналиченные бюджетные и кредитные средства? Есть ли какие-либо иные варианты трактовки ситуации? 

5) Докладывали ли Вам судебные представители Минтранса СО в лице ООО «ОКТОГОН» о «виртуальной» дороге за миллиард рублей? Или данный факт был проигнорирован ими как малозначительный? Если докладывали, то какое решение было принято Вами относительно столь примечательного явления как виртуальная дорога за миллиард рублей? 

6) В рамках каких договорных отношений сотрудники ООО «ОКТОГОН» представляет Ваши и Минтранса СО интересы в арбитражном процессе А55-17682/2020 о привлечении Вас к субсидиарной ответственности по долгам ЗАО «Волгоспецстрой»?

7) Может ли указывать пассивная позиция сотрудников Минтранса СО в деле розыска «виртуальной дороги» за миллиард рублей на то, что это некоторые из данных сотрудников были в доле от прибыли ЗАО «Волгоспецстрой»? 

8) Кто был инициатором выбора ООО «Самаратрансстрой» в качестве субподрядчика ЗАО «Волгоспецстрой»? 

9) Считаете ли Вы, что у А.Мурзова присутствует конфликт интересов, как у депутата, оказывающего влияние на распределение финансовых потоков заказчика в лице Минтранса СО? Считаете ли Вы, что данная ситуация (с учетом уголовного дела о картельном сговоре, многочисленных претензий к качеству работ СТС и неизменной успешности в безальтернативных конкурсах Минтранса СО) требует отдельного рассмотрения в рамках разработки антикоррупционных нормативов? 

10) Возник бы ущерб в случае, если бы банковские гарантии не были подделаны? Считаете ли Вы, что лица, которые подделали банковские гарантии должны нести уголовную и финансовую ответственность за нанесённый бюджету ущерб? 

11) Какова Ваша личная позиция по вопросу появления в Минтрансе СО поддельных банковских гарантий на точно необходимую сумму, при условии, что данные гарантии не получались и не предоставлялись в Минтранс СО представителями ЗАО «ВСС»? 

12) С кем Вами обсуждался вопрос банковских гарантий под аванс 80% для ЗАО «Волгоспецстрой»? Велась ли Вами какая-либо переписка с потенциальными интересантами? Ведь за кредит для ВСС хлопотало правительство Самарской области. Логично предположить, что и проблему с банковской гарантией взял на себя заказчик и решил её столь оригинальным образом. Или есть иные объяснения появления и принятия в работу Минтрансом поддельных банковских гарантий? 

13) Ваш заместитель Л.Чернова утверждает на допросе, что все банковские гарантии отправляла на проверку в банк и именно данные гарантии для ВСС вызвали у неё вопросы. Тем не менее, они были приняты Минтрансом СО и платежи произведены под Вашим личным контролем. Действовали ли в Минтрансе СО какие – либо регламенты, обязывающие проводить минимальную проверку банковских гарантий на предмет их подлинности? Если такой регламент отсутствует, то инициирована ли Вами разработка такого регламента в рамках антикоррупционных процедур? 

14) Кто мог быть заинтересован в подделке банковских гарантий от лица предбанкротного саратовского банка? Кто кроме Вас мог дать поручение изготовить подделку на точную сумму аванса, «не заметить» подделку и «спустить на тормозах» расследование? Отмечу, что из опубликованного в открытых источниках допроса А.Чигенева следует, что указание о выполнении гарантий дали Вы. Назначена ли Вами служебная проверка по факту использования поддельных банковских гарантий для выдачи аванса ЗАО «Волгоспецстрой»? 

15) Какова официальная позиция Минтранса СО по поводу «виртуальной дороги» на балансе ЗАО «Волгоспецстрой» стоимостью миллиард рублей? Будет ли Минтранс СО устанавливать местонахождение данной дороги или будет ли пытаться взыскать долг с контролирующих лиц должника в рамках арбитражного дела о привлечении к субсидиарной ответственности? 

16) Какова причина пассивной позиции Минтранса СО в рамках уголовного дела № 201717047? В частности, почему в рамках уголовного дела Минтрансом СО не подан иск к виновным о компенсации ущерба? 

17) После того, как Вы узнали из материалов арбитражного дела о «виртуальной дороге» за миллиард рублей, займёт ли Минтранс СО наступательную позицию в деле о привлечении к субсидиарной и уголовной ответственности контролирующих лиц ЗАО «Волгоспецстрой»? 

18) Интересы Минтранса СО и Ваши в деле о привлечении контролирующих лиц Волгоспецстроя представляют сотрудники ООО «ОКТОГОН» (контролирующее лицо – Олег Никитенко). Эта же организация представляла интересы Минтранса СО в деле о банкротстве Волгоспецстроя. В рамках каких договорных отношений оплачивается работа сотрудников ООО «ОКТОГОН»? 

19) Уведомляли ли сотрудники ООО «ОКТОГОН», представляющие интересы Минтранса СО и лично Ваши, о возможном обналичивании сотрудниками ЗАО «Волгоспецстрой» средств заказчиков на сумму порядка миллиард рублей, что открывает возможность погашения долга перед Минтрансом в рамках уголовного дела и/или дела о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности? 

20) Можно ли считать, что с момента получения данного запроса Вам достоверно известно о том, что арбитражными управляющими Волгоспецстроя с ведома представителей Минтранса СО (сотрудников ООО «ОКТОГОН») в ходе инвентаризации имущества ЗАО «Волгоспецстрой» не обнаружена и списана с баланса дорога (незавершенное строительство) стоимостью миллиард рублей? 

21) Будут ли вскрывшиеся в ходе журналистского расследования эпизоды коррупционных проявлений и нарушений законодательства РФ изучены с целью внесения обещанных Вами корректировок в антикоррупционные регламенты Минтранса СО? 

Дополнительно хотелось бы получить пояснения относительно взаимоотношений Минтранса СО и ООО «Самаратрансстрой». Данная компания при скандальных обстоятельствах получила крупный подряд на ремонт Московского шоссе. Для этого Минтранс СО не допустил на рынок СО крупного итальянского подрядчика, что, в частности, привело к уничтожению конкуренции на торгах в сфере дорожного строительства Самарской области. Через два года после сдачи двух участков Московского шоссе (в рамках двух контрактов - от ул. Мичурина до проспекта Кирова, второй участок - от проспекта Кирова до АЗС № 115 «Роснефть») оба покрылись колеями. Однако Минтранс СО обратился с иском и проиграл только по одному из контрактов (на участок от ул. Мичурина до проспекта Кирова). Причиной проблемы было назван ошибочный расчет трафика, в результате вместо капитального ремонта был выполнен обычный ремонт. Проектирование выполняло АО «Трансмост» (контракт № № 0342200000113000084, 149 811 956,00 руб.) и ООО «ТОДС». Исследования трафика в рамках проектирования Московского шоссе заказывались у специализированной компании из Санкт-Петербурга, которая уже ранее выполняла схожие исследования по заказу АНО «Транспортная дирекция». На мой взгляд, обоснование носит откровенно абсурдный характер и должно было вызвать вопросы у Минтранса СО и проектировщиков. 22.05.2018 Минтрансом подано исковое заявление к ООО «Самаратрасстрой» в АС Самарской области с требованием обязать устранить недостатки работ, выполненных по государственному контракту от 03.04.2014 №57-3/15/14. Решением от 27.02.2020 года по делу № А55-14007/2018 Минтрансу в иске отказано. В дальнейшем ООО «Самаратрансстрой» продолжила выигрывать конкурсы, связанные с ремонтом Московского шоссе. 

22) Почему Минтранс СО не подал иск к ООО «Самаратрансстрой» по причине образования колейности на участке от проспекта Кирова до АЗС № 115 «Роснефть», где также образовалась колея, но трафик очевидно ниже, чем на первом (внутригородском) участке? Ведь именно на этом участке был шанс выиграть иск и обязать СТС выполнить гарантийный ремонт. 

23) Почему Минтранс СО не обратился с иском к проектировщикам Московского шоссе? Именно проектировщики неверно рассчитали интенсивность движения и вместо капитального ремонта выполнили проект на ремонт, что стало причиной колейности. Разумно предположить, что они должны компенсировать нанесенный бюджету и жителям региона ущерб. 

24) Какова в данной ситуации ответственность сотрудников государственной экспертизы проектной документации? Ведь именно они должны были выявить ошибку и указать на неё проектировщикам? 

25) Как Минтрансом СО были учтены результаты проверки Счетной палаты, которая установила наличие нарушений законодательства о контрактной системе, которое непосредственно повлияло на оценку заявок? Были ли внесены изменения в антикоррупционные регламенты, с целью недопущения повторения подобных ситуаций? Кто понес персональную ответственность за данные нарушения? Кто был их инициатором и выгодополучателем? С учетом огромного общественного резонанса, которым сопровождалось изгнание из региона итальянского подрядчика «Салини Импреджило», назначалась ли Вами служебная проверка с целью получения ответа на данные вопросы после получения заключения Счетной палаты? 

26) Кто из сотрудников Минтранса СО понес персональную ответственность за ошибку с расчетом интенсивности? Ведь о проблеме многократно писали, были бесплатные (!) модели для расчета трафика, да и перспективы загрузки центральной трассы Самары мало у кого вызывали сомнения (подтверждением чему являются вновь обсуждаемый проект строительства второго яруса Московского шоссе, о котором Правительство СО думало ещё в 2007 году[1]). Выходит, что уже в 2007 году всем было ясно, что Московское шоссе перегружено всем, кроме Минтранса СО и нанятых им проектировщиков. Как такое может быть, если даже руководитель АНО «Транспортная дирекция» Терентий Мещеряков заявлял, что цель вложений – долгосрочная и деньга вкладываются с учетом роста трафика?   

27) Почему Минтранс СО не обратился в кассационную инстанцию в рамках арбитражного дела № А55-14007/2018

28) Каким образом в проектно-сметной документации на ремонт Московского шоссе оказались паспорта СТС на поставку щебня для ремонта Московского шоссе? Указывает ли это, на Ваш взгляд, на то, что ООО «Самаратрансстрой» знало о «бронировании» за собой подряда на ремонт Московского шоссе? 

29) Является ли поставка щебня бизнесом, контролируемым Андреем Мурзовым, председателем комитета по транспорту Самарской губернской думы и предполагаемым бенефициаром ООО «Самаратрансстрой»? 

30) Можно ли ознакомиться (предоставить копии) с заключениями экспертиз представленных в судебном заседании по делу № А55-14007/2018 ?

- заключение эксперта МОО «Профессиональный инженер» Кочеткова А.В. от 18.06.2018 № 111/2018 

- заключение эксперта Автономной некоммерческой организации «Поволжская лаборатория судебной экспертизы» Солодилова А.В. 

- заключение эксперта ООО «Малое инновационное предприятие «Мониторинг автомобильных дорог и дорожные технологии» Талалая В.В.

Приложение: 

1) Материалы уголовного дела № 201717047 (из открытых источников). 

2) Материалы арбитражных процессов № А55-14007/2018 и № А55-14007/2018.

С уважением, 

Главный редактор газеты «Русский расклад» 

Спирягин Владимир Александрович

http://rusrasklad.ru/,  glavred@rusrasklad.com 

Свидетельство о регистрации. ПИ № ФСС77-75154 от 07.03.2019

    

[1] В частности, заместитель председателя правительства, министр экономического развития и инвестиций Самарской области Габибулла Хасаев в 2007 году в обоснование проекта строительства второго яруса заявил: «Сегодня у нас нет другого выхода, кроме как строительство «второго этажа» Московского шоссе, а также эстакад, развязок и мостовых переходов через реку Самару. В противном случае мы не решим дорожные проблемы».



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened